Помочь проекту

Тернистый путь к фабричной системе

Богатов Михаил Юрьевич, Менеджер по России и странам СНГ
3001
1
2

В современном массовом сознании укоренилось не совсем верное мнение о том, что технологический прогресс и качество продукции идут рука об руку, и что совершенствование и внедрение новых технологий непременно ведут к повышению качества выпускаемой продукции. То, что это не всегда и не совсем так, показывает история движения луддитов. О том, как люди отстаивали свои права и качество производства, рассказал Михаил Богатов, представитель Ростеста в Китае.

Тернистый путь к фабричной системе

Возникновение фабричной системы

Луддиты появились в период, когда капитализм и фабричная система производства возникали и вытесняли цеховую систему производства. Рождение новой фабричной системы и постепенное вытеснение ею старой организации труда было обусловлено более высокой производительностью труда за счет его механизации и разделения производственного цикла на отдельные производственные операции. Но, как показывает история луддитов (1), новые технологии и организация труда не всегда ведут к повышению качества продукции.

Зима 1811-1812 года была особенно тяжелой для бедной Англии. Еды было необыкновенно мало из-за войн с Наполеоном, скудного урожая в 1810 и 1811 годах, торговой блокады военного времени и быстрого роста населения – на 14% с 1800 по 1810 годы. Значительное число людей осталось практически без средств к существованию.

В Ноттингемшире производители изготавливали чулки и другие мелкие предметы одежды уже около 200 лет. В регионе было около 30 тысяч действующих вязальных машин, в основном в мастерских с одним мастером и двумя-тремя учениками. Торговцы трикотажными изделиями управляли коммерческой стороной дела, организовывали продажу продукции и часто сдавали вязальные машины в аренду производителям, которые не могли позволить себе их покупку.

В то время производители использовали узкие станки, которые позволяли вывязывать отдельные детали белья, благодаря чему у изделий были обработанные края. Однако некоторые торговцы стали поощрять использование широких станков, изначально применявшихся для панталон – на них изготавливались полотна ткани, которые потом разрезались, и из них делали перчатки и чулки. Эти предметы одежды, с необработанными краями, были плохого качества и быстро изнашивались.

Появление новых станков и новых неквалифицированных рабочих

Почему же возникла потребность в повсеместном использовании широких станков? Для управления широкими станками требовалось меньше навыков, для них можно было использовать необученных работников. Опытных, квалифицированных работников приводило в ярость использование этих машин: им теперь не только предстояло соревноваться с неопытными рабочими за более низкую зарплату — низкое качество товаров, производимых таким способом, сделало производство трикотажа позорной профессией.
В начале 1811 было всего несколько случаев саботажа и акций протеста. В ноябре того же года, группа людей под руководством «Неда Лудда» (имя, возможно, пришло из прошлого поколения — тогда ученик, которого несправедливо наказали, сломал свой чулочный станок) ворвалась в мастерскую в Буллвилле. Количество диверсий росло, пока «луддиты» не стали разрушать по 50 машин в неделю; к тому времени как атаки прекратились, было уничтожено более 1000 станков. Группы, которые совершали нападения, были дисциплинированными, организованными и вооруженными, их отличали вдумчивость, рассудительность и порядок – черты, которые элита обычно предпочитает не приписывать рабочим. Также они старались строго следовать своим целям – обеспечить соблюдение норм качества и трудовых стандартов; генерал Лудд дошел до того, что вернул личное имущество, украденное в набеге на мастерскую в феврале 1812. К концу 1811, большая часть мастерских прекратила неприемлемую деловую практику; на них появились вывески, подтверждавшие согласие владельцев с правилами. Нападения в Ноттингемшире почти прекратились к началу 1812.
Луддизм как отдельное движение рассеялся до печально известных судебных процессов в Йорке в январе 1813, после которых Меллора и двоих его сообщников повесили. Еще четырнадцать человек были повешены несколькими днями позже, итого число повешенных в одно время оказалось самым большим за всю историю Британии. Считалось, что этих людей казнили за ограбления и клятвопреступничество, на самом деле – за то, что они бросили вызов властям.

Протест против системы

Тернистый путь к фабричной системе рис-2

В защиту луддитов выступал лорд Байрон, который произнес в Палате Лордов следующие слова: «Вы называете этих людей чернью, преступной, опасной и невежественной, и считаете, по-видимому, что единственный способ смирить belluamultorumcapitum (многоголовое чудовище - лат.) - это отрубить ему несколько лишних голов. Но ведь даже чернь можно образумить сочетанием миролюбия и твердости - разве это не лучше, чем еще добавочно ее раздражать, а затем обрушивать на нее удвоенные кары? А понимаем ли мы, чем мы обязаны черни? Ведь это чернь обрабатывает ваши поля и прислуживает в ваших домах, ведь это из черни набирается ваш флот и вербуется ваша армия, ведь это она дала вам возможность бросить вызов всему миру, - но она бросит вызов

всему миру, - но она бросит вызов вам самим, если нуждой и небрежением будет доведена до отчаяния! Вы можете называть этих людей чернью, но не забывайте, что чернь очень часто выражает чувства всего народа». (2)
Луддизм впоследствии слился с движениями протеста, которые были вызваны ужасными условиями труда из-за распространения фабричной системы. Эти события были описаны Фридрихом Энгельсом в его работе «Положение рабочего класса в Англии» в 1844. В конечном счете, протесты и восстания привели в ходе 19 века к некоторым парламентским реформам и расширению избирательного права.

Приведенная ниже цитата, пожалуй, заключает в себе типичный ответ современности луддизму: «Однажды сделанное изобретение – это такая же постоянная часть цивилизации, как ДНК в гене эмбриона, являющаяся постоянной частью личности. Когда представляемая ей особенность уже закодирована, со временем она неизбежно проявится… Стрела времени движется только в одном направлении… Изобретение может проходить новые стадии в своем развитии, но невозможно его «разизобрести». (3)

Уроки истории

Тернистый путь к фабричной системе рис-3

Похоже, большинство людей считает, что урок, преподанный луддитами, состоит лишь в том, что «прогресс невозможно остановить». Что на самом деле невозможно остановить, так это использование элитой экономической власти в своих интересах, особенно когда оно маскируется технологическим прогрессом.
Ясно, что такой вещи, как «технический прогресс», самой по себе не существует. Некоторые могут не согласиться с этим заявлением, отмечая, что нельзя запретить людям изобретать и улучшать. Это верно, но есть разница между изобретением и распространением технологии, и последнее происходит, только если кому-то это выгодно. Представление, что технологические перемены автономны – это опасный миф, который дает преимущество экономической элите, делая ее влияние незаметным. Технологические перемены промышленной революции в Англии были основаны на вынужденном согласии мужчин, женщин и детей, Похоже, большинство людей считает, что урок, преподанный луддитами, состоит лишь в том, что для большинства 

жителей не оставалось выбора, кроме как подчиниться или голодать. То, что технический «прогресс» поднимает уровень жизни – всеобщее заблуждение. Материальное благосостояние английского рабочего класса в 19 веке действительно постепенно улучшилось, но не благодаря техническому прогрессу, а скорее потому, что население Англии начало получать прибыль от эксплуатации народов Африки, Индии и Азии.

Технология или машины?

Правильнее и полезнее будет «научиться у луддитов» следующему: технология – это не то же самое, что машины, и технологические изменения не обязательно означают изменения в машинном оборудовании. Наиболее важные технические нововведения – фабричная система, широкие станки (или если взять пример из современности – транспортировочный контейнер) могут не иметь ничего общего с последними изобретениями. Например, изменения могут касаться методов распределения товаров, компьютеризации или бухгалтерского учета. При этом доходы будут расти у тех слоев общества, у которых есть власть для осуществления этих изменений.
Технологии отражают экономическую и социальную систему, в которой они действуют. Любые технические изменения нарушают баланс сил в социально-экономической системе, появляются выигрывающие и проигрывающие стороны.

Тернистый путь к фабричной системе рис-4

Технология никогда не будет принята, если она не обещает принести пользу господствующей стороне – в нашей культуре это неизменно означает, что технология должна принести прибыль кругу людей, у которых уже достаточно власти, чтобы осуществить необходимые изменения.


За несколько веков до современных сторонников ненасильственных мер, ноттингемширские луддиты

поняли, что важно бороться с системой, а не с людьми. Они не выхолащивали свои идеи и не давали «другой стороне» возможности упрекнуть их в недостатке нравственности. В Йоркшире общественность изначально поддерживала движение, когда оно согласовывалось с социальными нормами, но не захотела мириться с убийствами, даже в ответ на жестокость противоборствующей стороны.
Решение людей, которые не входят в круг находящихся у власти, повлиять на темп и направление технического прогресса – это не ошибочная и совершенно бессмысленная попытка остановить неизбежное, а обоснованный и разумный способ участия в жизни свободного и демократического общества.

Необходимость такой борьбы показывают и исследования, проведенные группой ученых из Гарварда. Они показали, что современное демократическое государство чаще принимает новые законодательные акты (касающиеся в том числе и качества продукции) вопреки мнению большинства населения. При этом законодатели обычно очень чутко прислушиваются к мнению крупных корпораций. Это не просто мнение известных экономистов или политиков, а результат статистических исследований огромного массива принимаемых и отклоняемых американских законодательных актов (4).

Тернистый путь к фабричной системе рис-5

История луддитов показывает, что совершенствование технологий не всегда автоматически приводит к повышению качества продукции. Переход к фабричной системе уничтожает прежнюю (цеховую) систему контроля качества продукции, так как исчезает персональная ответственность за результаты своего труда. Постепенно появляется новая система контроля безопасности и качества, связанная прежде всего с новыми требованиями к продукции, создаваемой фабричной системой. Каким образом зарождалась система контроля безопасности и качества в недрах новой системы мы расскажем в следующей части.

3002
1
2
Подписка
Подпишитесь на полезные статьи

Каждую неделю мы рассказываем о новых сравнительных тестах продуктов
питания и бытовой техники. Коротко и по делу.

Медников Алексей Председатель Совета Росконтроль
0
Медников Алексей Председатель Совета Росконтроль
Очень интересный материал. Большинство из нас и, особенно, из чиновников, назначенных на посты, где принимаются основные решения, напрямую связанные с теми самыми современными техническими изменениями, думают, что мы сейчас придумываем что-то новое. Более того, хочу высказать предположение, что многие чиновники, фамилии которых мы практически ежедневно упоминаем в наших беседах внутри профессионального сообщества, думают, что их безответственные решения или, что иногда ещё хуже, полное отсутствие таких необходимых решений, пройдет для них без последствий. История показывает обратное. Действительно, мы замечаем, как много законодательных инициатив в России принимается под прямым давлением бизнеса, в том числе связанных и с вопросами безопасности и качества. Много раз высказывал по этому поводу своё опасение, т.к. зачастую интересы в выпуске безопасной и качественной продукции не совпадают с интересами потребителя, а даже наоборот. К сожалению, на сегодня государство стоит на стороне защиты не потребителя, а, через конкретного заинтересованного чиновника - на стороне того или иного бизнеса. Это может быть бизнес от производственной корпорации, от крупного продавца или даже от чёрной сертификационной сети, которая должна не пускать на рынок опасную продукцию. Судя по предложенной аналогии господина Богатова, история расставит правильные приоритеты. Для того, чтобы эти приоритеты появились, необходимо появление тех людей и организаций, которые смогут заговорить и организовать (продавить) внедрение этих самых технических изменений. На сегодняшний день вижу главное новшество - Техническое регулирование, которое в нашей стране так непопулярно. Но если мы не займёмся им, оно займётся нами. И тогда история может нас учить уже со стороны тех стран, которые используют на сегодняшний день этот механизм "на полную катушку"...
4 мая 2014 в 16:44  #
0
Добавить комментарий
Результаты тестов
в вашем мобильном
Лучшие продукты, список покупок с удобным интерфейсом, отзывы, рейтинги, гиды покупателей
Скачать приложение